Статьи

Из спорта в бизнес


Денис Березкин, генеральный директор компании AlphaYachts

«В нашем деле мертвого периода не бывает», — утверждает Денис Березкин, генеральный директор компании AlphaYachts, — «хотя многие считают яхты товаром абсолютно сезонным. Направленность на результат, неустанное стремление к цели – установки, которые делают работу компании независимой от времени года, погодных условий и стереотипов».

В этом интервью глава фирмы Денис Березкин впервые рассказывает о себе, о компании, ее истоках, сбывшихся надеждах и планах на будущее.

Денис Евгеньевич, когда и с чего началось Ваше увлечение яхтами?

Денис Березкин: Когда мне было 7 лет, старший брат привел меня в яхт-клуб «Труд», чтобы, как говорится, я не бегал по подъездам. Можно сказать, того времени я неразрывно связан с водой. Начинал с «Оптимиста» и, кстати, дважды побеждал в Первенстве Москвы. Потом, когда подрос, вошел в сборную России в классе «470», десяток раз выигрывал Чемпионат Москвы, был чемпионом России.

Если честно, я не так хорошо гоняюсь, как мой брат. Он до сих пор занимается парусным спортом и является членом сборной России. Дмитрий участвовал в четырех Олимпиадах, сейчас в Австралии готовится к следующей. А мое самое лучшее достижения – третье место на Чемпионате мира в классе «Grand Mistral», где мы гонялись с известным яхтсменом Сергеем Бородиновым против новозеландца Гранта Далтона и шведа Людде Ингвала.

Чем Вас привлекает парусный вид спорта?

Д.Б.: Парусные гонки – это интересное сочетание техники и интеллекта. С одной стороны, здесь важна скорость, реакция, умение управлять яхтой, парусами. С другой, я бы сравнил это с шахматами: когда ты в гонке, в голове постоянно работает «компьютер», выбирая оптимальный курс, учитывая скорость ветра, особенности течения, силу конкурентов, которые обычно скучать не дают.

Как Вы начали продавать яхты?

Д.Б.: В 1998 году произошел дефолт, финансирование яхты, на которой мы выступали на олимпийском уровне, прекратилось, и я ушел из спорта. На водохранилищах в Подмосковье в то время стали появляться первые новые катера длиной 24 фута. Так как мысли о бизнесе мне приходили давно и хотелось быть поближе к воде, вместе со старшим партнером мы открыли фирму и стали продавать яхты и катера. Поначалу также занимались гидроциклами и снегоходами, но постепенно отказались от этого.

Читайте также:  Мне бы в небо… Или как выбрать вертолет

То есть вовремя заняли свою нишу?

Д.Б.: Да, мы были среди первых. Наверное, второй или третьей компанией, которая занимается этим бизнесом в России.

Мы внимательно подошли к оценке брендов – хотели обеспечить своим клиентам максимально широкий выбор. Сначала был Wellcraft -небольшие круизные катера, потом появились моторные яхты Carver. В 2002 году стали работать с маркой Dominator…

Если раньше, когда мы только начинали, на московской акватории были преимущественно катера до 25 футов, которые в то время казались огромными, сейчас рынок перешагнул рубеж 115 футов. Что касается регионов, то лодки длиной 40-50 футов там не удивляют. В общем, наблюдается положительная динамика. Наш модельный ряд начинается от 33 и заканчивается 300 футами. Мы можем поставить яхту практически любого размера и, главное, класса. Также вместе с нашими итальянскими партнерами занимаемся проектированием судов длиной свыше 100 м и брокеражем.

Как у вас появился Faserind?

Д.Б.: Совершенно курьезным образом! Я сдавал в Казани 60-футовую яхту, и ее капитан мне сказал: «Пойдем посмотрим лодку, которую построили в России». Я с иронией ответил: «Да что там смотреть?» — и не пошел. Во второй приезд я все-таки согласился — неудобно было снова отказывать. Приехали мы на пристань ГИМС, и я увидел… американскую яхту. Спросил: «Ну и где ваша лодка?» Мне указали на «американку»: «Это сделано в Казани». Я был удивлен и принялся все тщательно осматривать и ощупывать. Оказалось, что впервые в России производители не стали «изобретать велосипед» и обратились в одно дизайнерское бюро США. Сделали конструктив, разработали технологический процесс, обучили мастеров в Америке и начали производство яхт. Люди, которые делают какие-то движения в этом направлении в России, у меня вызывают уважение. Таких энтузиастов нужно поддерживать. С этой фирмой в 2003 году мы тоже заключили договор.

Читайте также:  Greenline 33 – комфортабельный и экологичный «семейный» катер

Название «AlphaYachts» появилось не сразу. Как раньше называлась фирма?

Д.Б.: Изначально мы назывались «Автодина-Спорт», так как были подразделением компании «Автодина». Название существовало до 2006 года, хотя была идея сделать его максимально приближенным к товару, который продаем. Недавно мы решились на этот шаг, и появилась AlphaYachts: «Alpha», как известно, — первая буква греческого алфавита, а «Yachts» говорит само за себя. Фирма развивается — рынок растет, и мы растем вместе с ним. Теперь уже с новым именем.

Как Вы оцениваете сегодняшнюю позицию AlphaYachts на рынке?

Д.Б.: Мы перешли в разряд компаний, которые торгуют большими лодками, поэтому о нашем положении можно судить не по числу проданных корпусов, а по финансовому обороту. Думаю, сейчас со своими брендами мы занимаем 4-5-е место в России. Почему именно эти бренды? Мы изначально так расставили приоритеты. Сделали ставку на американский Carver, тем более, сейчас у Carver появилась отдельная верфь Marquis, чьи яхты успешно продается в Европе и России. К слову сказать, яхты Carver, по-моему, для жизни самые подходящие лодки. У них больше внутреннего пространства, выше потолки. Это как дом на воде. Marquis – тоже дом на воде, но уже в итальянском стиле. Dominator – истинный «итальянец», поражающий красотой, удобством, особой продуманностью.

Наши конкуренты говорят, что Carver – не лучший бренд. Все познается в сравнении. Прежде чем купить лодку, на ней нужно дня два пожить. Иногда удивляешься на «европейцах», когда тесно за штурвалом или бьешься обо что-нибудь головой в каютах. Вроде бы, все сделано шикарно, дорого, красиво, но находиться там совершенно невозможно. Яхты, которые делают в Европе, зачастую имеют недостатки и ломаются. Не из-за плохих комплектующих, а из-за качества сборки. Производитель спешит сделать лодок больше, поэтому нередко бывает брак. Американцы же предпочитают более технологичное конвейерное производство, где нет сбоев, повышенное внимание уделяют надежности и безопасности судна. Добавляет им привлекательности и долларовая цена.

Читайте также:  «Velvette 25 Euphoria»: крепкие мускулы, покладистый характер

Что за люди ваши клиенты?

Д.Б.: Это люди разные. Кто-то работает в государственных учреждениях, есть нефтяники, газовики, банкиры, бизнесмены. Но общая их черта – они добродушны и открыты в общении. Я заметил, что яхтинг стирает многие границы, яхты объединяют людей, хотя люди приобретают их по разным причинам. Некоторые для поддержания статуса, и такие лодки даже не отходят от причалов, другие – именно для того, чтобы ходить. В любом случае, это становится образом жизни. Я не знаю человека, который, владея яхтой или катером, отказался бы от реального использования своего судна.

В последнее время они стали гораздо более осведомленными, технически подкованными, значительно лучше понимают, что и зачем им нужно. Да и размеры приобретаемых ими яхт выросли.

Вы уже много добились. А какие у компании планы на будущее?

Д.Б.: Что касается планов, хотелось бы сделать намного больше. В перспективе построить яхт-клуб, сформировать линейку небольших лодок – все-таки люди, приобщаясь в яхтингу, начинают с малого, а потом «растут»… Что-то мы уже начали воплощать в жизнь, остальное пока в проекте. У нас есть к чему стремиться, и мы будем уверенно идти к своей цели!

Беседовала: Лилия Гладкая

Top.Mail.Ru